-->
АРДШИ им. К. Х. Тлецерука Игра на шичепшине дыгский народный танец Шичепши́н Сценка из детского спектакля

Гучев Замудин Лёлович

Гучев Замудин Лёлович

Замудин Лелович Гучев родился в 1953 году в городе Баксане Баксанского района Кабардино-Балкарской АССР. После окончания школы в 1970 году Замудин поступил в Кабардино-Балкарский Государственный университет на физико-математический факультет отделение физики, которое успешно окончил в 1975 году. По комсомольской путевке он поехал в Усть-Илимск, где попал в одну бригаду с живописцем из Кабардино-Балкарии Русланом Цримовым, другом известного художника Михаила Шемякина. Руслан очень многое ему показывал и многому научил. После возвращения в гор. Нальчик Замудин увлекся фотографией. Он выезжал в заброшенные аулы, где фотографировал стелы надгробий с необычными орнаментами. «Это готовые произведения искусства, красота необыкновенная. Ярко-серый, розовый туф, а именно из него сделаны эти стелы, будто светится изнутри. Старые люди говорили, что этот свет – душа человека, и чем чище она была, тем ярче свет. Я помню часами ждал этого чуда – свечения, чтобы запечатлеть на фотопленке красоту»[1].
С детства Замудину нравилось слушать музыку, звучание различных по тембру музыкальных инструментов. Его первым инструментом была скрипка, на которой он научился играть по самоучителю. Видимо, в это время у него возникла мысль об изготовлении музыкального инструмента своими руками. Изготовлением традиционных адыгских музыкальных инструментов и плетением циновок он начал заниматься с 1979 года.
С 1982 года Замудин становится постоянным участником многих научных этнографических экспедиций организованных Кабардино-Балкарским научно-исследовательским институтом. В рамках этих экспедиций осуществлялись записи, сбор и систематизация традиционной культуры адыгов в регионах их компактного проживания на Северном Кавказе (КБР, КЧР, РА и Моздокский район РСОш– Алания, Причерноморская Шапсугия). В этих поездках им был собран богатый и уникальный материал, связанный с описанием существовавших и функционирующих народных промыслов, записаны технологии и способы изготовления традиционных музыкальных инструментов адыгов, а также записаны в исполнении лучших музыкантов старинные и современные наигрыши и мелодии на традиционных музыкальных инструментах и гармонике.
С 1985 года Замудин Гучев живет и работает в столице Адыгейской Республики в городе Майкопе. На базе бывшего интерната Замудин Гучев открыл студию-мастерскую, куда набрал увлеченных и музыкально одаренных ребят. Их он учит изготавливать музыкальные инструменты. Кроме него с ребятами занимались известные инструменталисты Асланбек Чич и Титу Чесебиев.
Постоянный поиск, обработка и научная систематизация полученных сведений позволили ему создать своеобразную творческую экспериментальную лабораторию – музей-мастерскую, где он начал пробоватьшизготавливать музыкальные инструментыши параллельно совершенствовал искусство плетения циновок. Впервые в детстве Замудин увидел, как его бабушка у огромного двухметрового станка ткала циновку из тонкого гибкого рогоза. Во время экспедиций он общался с лучшими мастерицами по изготовлению циновок. Замудин увлекся теоретическим познанием их изготовления, но со временем решил сам попробовать на практике приобретенные знания. Первую циновку он изготовил в 1978 году, которую он хранит как реликвию. Плетением циновок Замудин обучался у лучших мастериц Адыгеи, Кабарды и Черкессии. Его деятельность направлена на возрождение забытого промысла.шЗ. Гучев в совершенстве овладел искусством плетения циновок. Вопреки представлению о том, что это ремесло сугубо женское, освоил настолько, что благодаря своим работам в 1984 году вступил в Союз художников СССР. С этого времени циновки Замудина стали выставляться на многих престижных выставках не только в нашей стране, но и за ее пределами. Исследование искусства плетения адыгской циновки вылилось в издание им книги «Искусство адыгской циновки»[2]. Работу отличает тщательное изложение традиционных технологических особенностей изготовления адыгской циновки от заготовки растительного сырья до оформления уже готовой вещи. Еще находясь в гор. Нальчике, Замудин открыл студию по изготовлению циновок «Арджен» при республиканском научно-методическом центре, где обучалось несколько девушек. Используя этот опыт, он и решил повторить эксперимент, создав студию для учащихся по обучению плетению циновок в гор. Майкопе (1986 – 1992).
Издревле изготовлением музыкальных инструментов у адыгов занимаются только мужчины. Любой музыкальный инструмент, на котором играет адыг, сделан его руками и сделан для себя. Говоря об изготовлении музыкальных инструментов Замудином, нужно отметить, что он продолжил устоявшиеся у адыгов традиции их изготовления и функционирования.
Инструментов, способных красиво звучать, у адыгов достаточно. Мастеров, способных их сделать, – единицы. Заставить инструмент «петь» – сложная задача. Особенно шичепшин, древнюю адыгскую скрипку.
Шичепшина (шыкIэпшынэ — каб., шык1эпщын — адыг.) — скрипка. В КЧР этот инструмент может также именоваться хамлач (возможно, иноязычное название) или пхапшина (пхъэпщынэ — общеадыг.), что производно от материала, из которого делается шичепшина: «пхъэ» — «дерево». Шичепшина имеет несколько вытянутую неширокую лодкообразную или кинжалообразную форму корпуса и покатые плечи.
Чтобы изготовить шичепшину, потребуется месяц кропотливой работы и твердые породы древесины. Клен, ясень, груша, самшит, серебристая ель, грецкий орех определяют звучание инструмента. Возраст – от 10 лет (чем моложе дерево, тем больше в нем соков и неокрепших клеток). Заготовку делают зимой, в крепкие февральские морозы. В идеале сырье должно «отлежаться» несколько лет на хорошо обдуваемом ветром пространстве, без попадания прямых солнечных лучей. Так «выветриваются» лишняя влага и соли, значительно снижается процент хрупкости будущего инструмента.
При желании ускорить процесс мастером применяется экспресс-метод. Как только подходящий экземпляр обнаружен, срублен и доставлен по адресу, древесину варят. Перед этим ствол раскалывают на чурки нужной длины. В объеме оставляют запасом несколько сантиметров.
В большой чан заливается вода, полностью покрывающая древесину, и доводится до кипения. Потом огонь нужно убавить до минимума и протомить «варево» 2 – 3 часа. После варки вода обязательно должна стечь. На это уходит пара дней. «Экспресс-метод, — подчеркивает мастер по изготовлению адыгских народных инструментов, — влияет на звучание инструмента: вываренная древесина становится чуть «глуше».
Размер рассчитывается по правилу: чем больше инструмент, тем громче его звучание. По мнению Замудина Гучева – ясень лидер по «продольным расколам»: стукнул молотом – он раскололся на две равные части. Два будущих шичепшина.
Камыль (къамыл — общеадыг.) — открытая продольная флейта. Свое название камыль получил от адыгского поименования тростникового камыша – къамыл, служившего в ряду других сырьем для изготовления этого инструмента. Для камыля («камыль» – по-русски «камыш») требуется стебель камыша, тростника или борщевика – растения, похожего на гигантский укроп с большими «зонтиками». Ствол камыля цилиндрический или, чаще, конусообразный, несколько сужающийся к нижнему концу, — в зависимости от материала, из которого он сделан. У нижнего конца традиционно располагаются три игровых отверстия.
Деревянный камыль делают из цельного гладкого прута кустарниковой поросли, к примеру, молодой поросли фундука. Ровную ветку разрезают пополам, вынимают сердцевину и скрепляют обе половинки с помощью коры дикой черешни или фундука. Наиболее доступным материалом для изготовления камыля являются борщевик и тростниковый камыш. Их нарезают в конце августа – начале сентября, когда сойдет цвет. Длину инструмента отмеряют в семь обхватов ладони, диаметр верхнего конца примерно равен толщине указательного пальца, нижнего конца – толщине мизинца. Инструмент может быть несколько толще или тоньше, по соотношение диаметров концов инструмента обычно выдерживается. Игровые отверстия овальной формы мастер тщательно прожигает тоненькой тлеющей веточкой. Расположение отверстий измеряется шириной пальцев. Расстояние от нижнего конца до первого игрового отверстия равно трем-четырем пальцам, от первого до второго – четырем пальцам, от второго до третьего – трем.
Пшинадыкуако или пшинатарко (пшынэдыкъуакъуэ — каб.,пщынэтIаркъо — адыг.) — угловая арфа («тIаркъо», «дыкъуакъуэ» — «рогатина», «развилка», «изогнутое»).
Для пшинетарко нужен «исходник» рогатинкой: одна ветвь станет корпусом, вторая, с изгибом – «шейкой», а между ними натягиваются струны. Струны делают из тонко перевитого конского волоса или жил. Число струн может быть различным. В описаниях этого инструмента мы встречаем упоминания о двенадцати (П.Свиньин) и двадцати четырех (Хан — Гирей) струнах. По описанию Павла Свиньина, «кавказская арфа составляет треугольник, имеющий 12 волосяных струн, одна другой тонее. Одна сторона треугольника, к коему посередине прикреплены струны, сделана с пустотою из дечных дощечек для отголоску звуков, и в другую ввернуты колки и сделаны рубчики, посредством коих играющий производит большим пальцем левой руки изменение тонов, наподобие педалей. Рога и стороны арфы сей имеют около 9 вершков в длину, между коими снизу у кольца, служащего основанием, не более четверти аршина у самой толстой струны более аршина расстояния. Инструмент сей называется по-черкесски пшинедукокво и почитается самым редким и превосходнейшим в горах … »[3]
Пшинакаб – тыквенная домра. Этот инструмент очень хрупкий. Сырьем для пшинакаба является тыква-«горлянка», напоминающая круглую бутылку с длинным горлышком. Поверхность тыквы смазывают жиром или вскрывают лаком, чтобы корпус не реагировал на влажность. После обработки к тыкве прикрепляются струны.
Размеры инструмента мастер определяет сам. Для этого он использует трафареты или измеряет материал руками. Камыль и шичепшин составляют 7 обхватов ладони (около 70 см). Расположение отверстий отмеряется пальцами. Три пальца (без большого и мизинца) от конца камыля до нижнего отверстия, по 4 пальца (без большого, но с мизинцем) – до второго и третьего. Количество струн и пластин на инструментах связано с древними магическими числами. На шичепшине и апапшине их по 2, на арфах – 3, 7, 9, 12, 20, 24. на древних трещотках – по 3 – 4 пластинки, на более современных – 7, 9. длина петли, регулирующей натяжение пластинок во время игры, равна толщине всей трещотки, умноженной на 2 (14 – 15 см).
Размер будущего инструмента определяется при помощи бумажного трафарета. Снятие мерок требует гладкой, ровной, хорошо обработанной деревянной поверхности – в ход идут топор и рубанок. До появления карандашей форма выцарапывалась стеклом, а трафареты были кожаными. Корпус шичепшина – «лодочку» с длинным продолговатым носом – топором вырубить сложно. Еще сложнее специальным скребком, мини-тяпкой или стамеской «выбрать» древесную внутренность «лодочки». Затем наступает черед деки. Так же, по трафарету, вырезается крышечка, на ней – круглое резонаторное отверстие для звука по центру или два резных симметричных по обеим сторонам. «Особенно красивы деки из серебристой ели, — говорит мастер, – ее рисунок линий, не идеально параллельных, не соответствует официальным правилам скрипичного изготовления»[4].
Чтобы инструмент звучал, его стенки и верхняя крышка не должны превышать в толщину 2 – 3 мм. Толщина стенок определяется мастером на просвет, наощупь, на стук и наугад. После достижения нужного размера происходит воссоединение корпуса и деки при помощи по-домашнему приготовленного клея – столярного костного или рыбного. Его же используют и для закрепления на грифе колышков для струн в предварительно проделанных углублениях.
Шероховатости и неровности шлифуются наждачной бумагой. Раньше поверхность намазывалась клеем и посыпалась чистым песком. После высыхания слой аккуратно снимали стеклом или ножом. Для защиты от влаги и придания глянца инструменты традиционно натирали жиром, теперь – прозрачным лаком. Заключительный этап – натяжка струн, исключительно руководствуясь интуицией и слухом. Для этого требуется крученый конский волос породистого жеребца (на одну струну – 20, на другую – 35), для смычка пучок волос обязательно с хвоста.
Помимо изготовления музыкальных инструментов и плетения циновок Замудин занимается проблемой возрождения традиционного адыгского песнопения. В Республике Адыгея с 2005 года при Адыгейском Государственном Университете функционирует фольклорный ансамбль адыгского аутентичного песнопения и инструментальной музыки «ЖЪЫУ». За время своего существования он неоднократно выступал в Кабардино-Балкарской Республике, Карачаево-Черкесской Республикеши Республике Адыгея.
Создание и функционирование фольклорного ансамбля адыгского аутентичного песнопения и инструментальной музыки «ЖЪЫУ» носит не только просветительский характер, но и синтезирующий. Это синтез «профессионального» академического и «традиционного» аутентичного в современной музыкальной культуре. В своем творчестве ансамбль сочетает традиционные формы исполнительства на старинных музыкальных инструментах – шичепшине, апапшине, гармонике – наиболее звучащие сегодня, а также на камыле, зурне,  исполнение на которых представляет собой истинный раритет, а также исполнение старинных песен адыгов в новом колоритном звучании.
В исполнении ансамбля старинные инструментальные наигрыши и песни обрели новое звучание. С деятельностью ансамбля связано возрождение и развитие традиционной музыкальной культуры на новой профессиональной основе современной вокальной и инструментальной исполнительской традиции.
Основной используемый музыкальный материал собран и записан руководителем ансамбля Замудином Гучевым в личных беседах с исполнителями старинных песен и инструментальных наигрышей,а также старинные песни и наигрыши записанные Г.А. Самоговой и Ш. Шу. Обработка архивного материала Замудином Гучевым, несомненно, носит научно-исследовательский характер, т.к. им восстановлены, а в ряде случаевшреконструированы заново некоторые обрядовые действа, в которых функционировали инструментальные наигрыши и обрядовые песни.
Помимо огромной концертной работы ансамбль «ЖЪЫУ» записал два альбома, в который вошли песни всех жанров – исторические, героические, лирические, обрядовые и культовые песни – это адыгские здравицы, традиции чапш, свадебные обряды и обряды похорон, законы гостеприимства, уважения и почитания старших. Эти песни – замечательные памятники высокохудожественного и идейного содержания – являютсяшплодом устного творчества, отразившими различные этапы жизнишадыгов. Использование их в своем репертуаре в новой интерпретации носит элемент преемственности традиционного и современного, открывая новые перспективы функционирования старинных песен, стимулирует процессы возрождения традиционных форм исполнительства вокальных жанров, их традиционной поэтико-содержательной специфики. Возможно, анализ репертуара ансамбля поможет при освещении вопросов сохранности народно-песенного исполнительского искусства во времени и выявлении их особенностей, что послужит обогащению опыта изучения народно-песенного искусства, сохраняющегося в живом бытовании.
Использование в репертуаре ансамбля традиционных наигрышей с использованием традиционных форм исполнительства на старинных адыгских музыкальных инструментах несколько расширяет устоявшиеся формы функционирования традиционных инструментальных текстов. Возможно, это поможет проникнуть во внутреннюю структуру фольклорного языка, глубинные слои национального музыкального мышления, в музыкальную эстетику традиционной музыкальной культуры и будет способствовать, в свою очередь, дальнейшему возрождению и развитию традиционных форм исполнительства на музыкальных инструментах. Эти обстоятельства, вместе взятые стимулирует дальнейшую практическую творческую деятельность в области возрождения традиционного музыкального искусства адыгов.
Создание альбомов «ЖЪЫУ» с использованием традиционных адыгских наигрышей и восстановлением традиционных форм исполнительства на музыкальных инструментах, а также исполнение традиционных обрядовых песен носит в определенной степени научную и художественную ценность. Это неотъемлемая часть традиционной культуры, проливающая свет на многие аспекты истории духовной культуры адыгов. А между тем народное инструментальное и вокальное искусство, как и его носители, уходят из жизни, унося с собой традиции исполнительства, «секреты» изготовления инструментов и музыкальную память поколений.
За неимением в прошлом профессиональных композиторов, инструменталистов, исследователей музыки, людей, владеющих нотной грамотой, которые могли бы зафиксировать музыкальные тексты нашей культуры, исчез целый пласт бесценного музыкального богатства адыгов. В этой связи, творчество ансамбля «Жъыу» носит интегрирующий характер в деле возрождения и дальнейшей трансляции традиционной музыкальной культуры адыгов последующим поколениям. Их творчество – своеобразный вклад в популяризацию адыгской традиционной музыкальной культуры – инструментальной традиции и вокальной традиции.
Инструменты ансамбля, изготовлены руководителем Замудином Гучевым и его учениками. Здесь же, в ансамбле, идет постоянный процесс обучения игре на них. Это своего рода творческая лаборатория, в которой формируются новые направления в современной музыкальной культуре, где сохраняются и творчески развиваются богатейшие традиции народного искусства. Можно ответственно утверждать: благодаря ансамблю «Жъыу» музыкальная традиция переживает новый подъем.
Ученики мастера Нагоев Заур и Чич Хазрет в 2001 году стали дипломантами Союза композиторов России за виртуозное владение адыгской скрипкой и старин­ное песнопение.
Участники «Жъыу» имели возможность представлять адыгский фольклор в Нальчике, Черкеске, Майкопе, Москве (концерты, презентации), Элисте (II Международный фестиваль «Эпосы народов мира»), Лондоне (Международный фестиваль народной скрипки). Группа получила приглашение в Санкт-Петербург (Фонд известного художника Михаила Шемякина), а также в Тбилиси на международную конференцию по традиционному песнопению.
В 1987 году Замудин Гучев награжден медалью лауреата II фестиваля народного творчества и бронзовой медалью главного комитета ВДНХ СССР, в 2003 году медалью за заслуги перед Республикой Адыгея. С 1982 – 2008 гг. он неоднократно награждался дипломами за участие во Всесоюзной выставке произведений мастеров декоративно-прикладного искусства и самодеятельных художников (1982), за организацию и участие в выставке «Адыгские циновки» (1985), Дипломом Российской Академии художеств за серию циновок и книгу «Искусство адыгской циновки» (1992), Дипломом Министерства культуры России, Союза художников России, Министерства культуры Ставропольского края за участие в выставочном проекте «Мастера изобразительного искусства Северного Кавказа – защитникам Отечества» (2000), Дипломом I Международного фестиваля адыгской народной песни и инструментальной музыки (2000), Дипломом фестиваля «Кавказская культура» (2001, г. Чорум, Турция), а также Дипломом Союза художников России (2003).
Замудин Лелевич Гучев стремится в своем творчестве возродить многое. Он с огромным интересом обращается к прошлому, исследует и систематизирует его в новых социально предустановленных формах. В своем творчестве он сумел соединить прошлое, настоящее и будущее.
Выставки работ З. Гучева
1982 г. – выставка художников Кабардино-Балкарии, посвященная 60-летию СССР
1982 г. – Всесоюзная выставка мастеров декоративно-прикладного искусства и самодеятельных художников, посвященная XVIII съезду профсоюзов
1983 г. – Первая зональная выставка молодых художников зоны «Юг» «Край хлеборобный »
1984 г. – VI зональная художественная выставка «Советский Юг»
1985 г. – Международная выставка-ярмарка в г. Измире (Турция)
1985 г. – выставка «Адыгские циновки» г. Нальчик, г. Майкоп
1987 г. – республиканская выставка «Молодость России»
1987 г. – выставка произведений художников Адыгеи
1988 г. – республиканская выставка «Художник и время»
1988 г. – выставка произведений художников Адыгеи в г. Сухуми
1989 г. – всероссийская выставка «Народное искусство РСФСР»
1990 г. – всесоюзная выставка «Народное искусство СССР»
1996 г. – участие в выставке «Дни культуры Адыгеи» в Москве
1997 г. – персональная выставка в г. Туапсе
1999 г. – персональная выставка в филиале Сочинского этнографического музея в поселке Лазаревском Краснодарского края
2000 г. – г. Ставрополь, выставочный проект «Мастера изобразительного искусства Северного Кавказа — защитникам Отечества»
2000 г. – выставка ЭКСПО-2000 «Человек — природа — техника» г. Ганновер, Фе­деративная Республика Германия
2000 г. – выставка в школах аула Хатажукай, Егерухай
2001 г. – Международная выставка на фестивале Кавказской культуры в г. Чорум, Турция
2001 г. (ноябрь) – персональная выставка в г. Нальчик, КБР
2002 г. (декабрь-апрель) – персональные выставки в городах Ставрополь, Черкесск, Ростов-на-Дону, Майкоп.
Награды
1982 г. – Диплом за участие во Всесоюзной выставке произведений мастеров де­коративно-прикладного искусства и самодеятельных художников, по­священной XVIII съезду профсоюзов
1985 г. – Диплом за организацию и участие в выставке «Адыгские циновки»
1987 г. – медаль лауреата II фестиваля народного творчества, посвященного 70-летию Великой Октябрьской Социалистической революции
1987 г. – бронзовая медаль главного комитета ВДНХ СССР
1992 г. – Диплом Российской Академии художеств за серию циновок и книгу «Искусство адыгской циновки»
2000 г. – Диплом Министерства культуры России, Союза художников России, Министерства культуры Ставропольского края за участие в выставоч­ном проекте «Мастера изобразительного искусства Северного Кавказа – защитникам Отечества»
2000 г. – Диплом I Международного фестиваля адыгской народной песни и инст­рументальной музыки
2001 г. – диплом СХ России
2003 г. – Диплом за Заслуги перед Республикой Адыгея
2006 г. – Звание Заслуженный художник Республики Адыгея

А.В. Гучева
Кабардино-Балкарский институт гуманитарных исследований
--------------------------------------------------------------------------------

[1] Ломешина В. Пока горит огонь в камине и плачет скрипка-шичепшин. «Советская Адыгея», 2001 г., от 11 декабря.
[2] Гучев З.Л. Искусство адыгской циновки. – Майкоп, 1990. – 128 с., ил.
[3] Гадагатль А.М.Героический эпос. Нарты адыгских (черкесских) народов. Майкоп, 1987. – С. 348.
[4] Врачевская Е. Сделай шичепщин. Небо Кубани, 2006. № 8, сентябрь. – С. 134 – 138.

Гучев Замудин Лёлович

ПОЛОЖЕНИЕ Республиканского конкурса юных пианистов

ПОЛОЖЕНИЕ Республиканского конкурса юных исполнителей на струнно-смычковых инструментах

ПОЛОЖЕНИЕ о Республиканском конкурсе юных художников «Память поколений»

ПОЛОЖЕНИЕ о II Республиканском конкурсе «Лучшая детская школа искусств - 2017»

ПОЛОЖЕНИЕ О V Республиканском конкурсе «Лучший преподаватель детской школы искусств – 2017»

ПОЛОЖЕНИЕ Республиканского конкурса и выставки детского и юношеского изобразительного и декоративно-прикладного искусства «Связь времен»

ПОЛОЖЕНИЕ VII Открытого Республиканского конкурса юных исполнителей на духовых и ударных инструментах.

ПОЛОЖЕНИЕ о VII Республиканском конкурсе вокалистов «CANTABILE»

VII Республиканского конкурса-фестиваля хореографических коллективов учащихся детских школ искусств

Поиск по сайтам: